В Украине → Нежинские Робингуды: бандиты или герои?

Нежинские Робингуды: бандиты или герои?

Спортсмены, объявившие войну наркоторговцам, получили практически максимальные сроки лишения свободы. Их адвокаты намерены оспаривать суровый приговор.

О нежинских робингудах «ФАКТЫ» рассказывали еще в мае 2010 года, когда сотрудники нежинской милиции задержали шестерых спортсменов, которых обвинили в бандитизме, вымогательстве и ряде других преступлений, эта история приобрела большой резонанс. По версии милиции, борцы за правду, представляясь правоохранителями, задерживали местных жителей и под пытками заставляли их признаться в продаже или покупке наркотиков. После чего шантажировали: дескать, если не хочешь, чтобы это видео кто-то увидел, давай деньги. При этом большинство пострадавших, по словам правоохранителей, вообще не имели отношения к наркоторговле — это были простые предприниматели, которых «бандиты решили подоить».


Но была и другая версия событий. На ней настаивали не только адвокаты подсудимых, но и многие общественные организации, вставшие на сторону задержанных спортсменов. Они уверяли, что таким образом задержанные пытались бороться с процветающей в городе наркоторговлей, которую, по их словам, уже много лет крышует милиция. «Действовать законными методами не получалось. Мы видели факты наркоторговли, фиксировали их, но в милиции у нас даже не принимали заявления, — объясняли задержанные. — Какой смысл милиционерам наказывать тех, с кого регулярно имеешь прибыль? Поэтому мы решили бороться с наркоторговцами по-своему. И сами за это пострадали».

 

«Раз в месяц ко мне заезжал начальник ОБНОН. Тысячу гривен возьмет и уедет…»

 

Журналисты и правозащитники считали, что задержанные хоть и были жестоки, действовали во благо общества — боролись с наркоторговлей. Никто не отрицал, что боролись жестоко — вывозя своих жертв в лес, спортсмены их избивали и таки заставляли людей признаться в продаже или покупке наркотиков. Признания избитых наркоторговцев сейчас можно легко найти в интернете. Надо сказать, выглядит все достаточно убедительно. Люди не только говорят, что «я тогда-то продал наркотики», но и называют конкретные фамилии — посредников, приятелей-наркоманов, милиционеров. Вот отрывок из заснятой на видео «беседы» робингудов с известным в Нежине наркоторговцем по кличке Ракета.

 

Предупреждение: видео содержит ненормативную лексику

 

Голос за кадром: «Ракета, с тобой был разговор по поводу торговли? Тебе говорили: «Не торгуй»? Просили?»
 — Если бы я не кололся, я бы… — отвечает наркоторговец с большим синяком под глазом.
 — Так просили или нет?
 — Да, просили…
Дальше Ракета нехотя начинает рассказывать, как давно и кому продает наркотики.
 — Где мак купил последний?
 — Мужик привез из села…
 — Из какого села, что за мужик?
 — Вообще он мне привез из Дорогинки, но у кого он брал, я не знаю.
 — А где ты до этого брал мак?
 — Осенью в поле собирал. Как начал колоться, так и начал торговать.
 — Тебя менты принимали?
 — Принимали. Десять тысяч отдал — отпустили. Ко мне Валера, начальник ОБНОН (отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. — Авт.), иногда заезжал. Заезжал редко, раз в месяц. Вот так заедет, а у меня что-то есть. Но он меня не трогал. Штуку гривен возьмет и уедет…


Эти видеозаписи появились в интернете за месяц до задержания спортсменов. Тогда лидер народных мстителей Владислав Попович провел в одной из нежинских школ пресс-конференцию, на которой обнародовал видеозаписи и рассказал о том, как он и его друзья уже несколько лет безуспешно борются с процветающей в Нежине наркоторговлей. Попович даже основал организацию под названием «Стоп, наркотик!».


 — Все дело в том, что мой младший брат Толик однажды попробовал наркотики, — объяснял причину своей ненависти к наркоторговцам Владислав Попович. — Он попал в реанимацию. А я поклялся, что найду того, кто дал ему эти наркотики. Мы вышли на наркоторговца, сказали, что хотим купить. Потом посадили его в машину, вывезли в лес и «поговорили». Когда он во всем признался на камеру, сказали: «Теперь смотри. Если узнаем, что опять продаешь, это видео будет и в интернете, и в милиции, а тебя найдем и скрутим тебе голову.


 — Другого языка наркоторговцы и наркоманы не понимали, — рассказывал «ФАКТАМ» один из членов организации «Стоп, наркотик!» Максим. — Мы несколько раз пытались угрожать наркоторговцам, но тех ничего не пугало. Тогда мы создали общественную организацию, участники которой регулярно проводили в школах воспитательные беседы. Кроме того, помогали организовывать спортивные соревнования среди школьников. Так, например, 18 февраля мы организовали открытый чемпионат города по вольной борьбе (в подтверждение этих слов Максим показывал справку из Черниговской областной федерации вольной и греко-римской борьбы, в которой указано, что средства на приобретение кубков, медалей и трико для участников выделила организация «Стоп, наркотик!». Подобных документов у него было несколько. — Авт.). Одновременно пытались бороться с наркоторговцами. Когда поняли, что слова не помогают, решили применять силу. Наши методы были эффективными — наркоторговцев в Нежине действительно стало меньше. Они нас боялись.


«Меня вывезли в лес, избили битой, выстрелили в ногу. Казалось, они соревновались, кто сильнее ударит»

 


На проведенную Владиславом Поповичем пресс-конференцию реакции правоохранителей не последовало. Но не прошло и месяца, как организаторов этой пресс-конференции… задержали. В отношении Владислава Поповича и членов его организации возбудили уголовное дело. Вскоре милиция обнародовала информацию о том, что в Нежине задержали опасную преступную группировку, занимавшуюся бандитизмом и вымогательством. В милиции утверждали, что Попович и его друзья — никакие не робингуды, а самые настоящие преступники. «Снимая своих жертв на видео, они потом их шантажировали и требовали денег. В чем, скажите, пожалуйста, благородство?» — негодовали правоохранители. А защитники народных мстителей парировали: если Попович бандит, который занимался рэкетом, зачем он открыто говорил об этом на пресс-конференции? «Какие бандиты станут всем показывать видео, которым они шантажируют своих жертв? — возмущались правозащитники. — Да еще и компрометировать себя, рассказывая о том, как они пытали наркоманов».


 — Когда группировка попала в наше поле зрения, заявлений от пострадавших еще не было, — рассказывал «ФАКТАМ» начальник Черниговского областного управления по борьбе с организованной преступностью Александр Сылкин. — Как выяснилось, люди боялись, что, если обратятся в милицию, им будет хуже. Наши оперативники взяли группировку на контроль. За несколько месяцев мы выяснили, что участники банды выслеживают людей (в основном бывших наркоманов), записывают на камеру мобильного телефона их признания в том, что они купили или продали наркотики, после чего умело их шантажируют. Какие только пытки они не придумывали, чтобы заставить людей признаться! Избивали битами, стреляли из травматического оружия, использовали электрошок. После таких издевательств человек был готов сказать что угодно.


 — К выбору жертв они подходили очень осторожно, — говорил начальник отдела по борьбе с преступными группировками Управления по борьбе с организованной преступностью черниговской областной милиции Виктор Зубок. — Ведь какой смысл пытать наркомана, который еле сводит концы с концами? При всем желании он не дал бы ни копейки. Они же искали людей, которых потом можно было шантажировать. Сначала это были наркоманы из обеспеченных семей, а потом и вовсе предприниматели, не имеющие никакого отношения к наркотикам. Они просто находили людей, у которых были деньги. После ареста лидер группировки заявил, что они борцы с наркоманией. Вот только почему они тогда ни разу не додумались обратиться с этим вопросом в милицию или прокуратуру? Заявления о благих намерениях перечеркивает и криминальное прошлое арестованных. Все они были ранее судимы за кражи, хулиганство и хищения в особо крупных размерах. А лидер группировки встал на преступный путь еще десять лет назад.


По словам правоохранителей, в конце февраля 2010 года в милицию все же поступило заявление от первого пострадавшего. Он написал, что четверо мужчин вывезли его за город, жестоко избили, выстрелили в ногу из травматического пистолета, после чего заставили признаться в том, что он продает наркотики. Все это похитители записали на камеру мобильного телефона. А за то, чтобы запись не увидели в милиции, потребовали несколько тысяч долларов.
Похожие показания дали и другие шесть потерпевших.


 — Позвонивший мужчина представился сотрудником милиции и назначил мне встречу возле магазина, — рассказывал «ФАКТАМ» пострадавший Владимир. — Но как только я пришел в назначенное место, трое парней повалили меня на землю, надели наручники и затолкали в машину. «Мы из милиции, — заявили они. — У нас есть информация, что ты торгуешь наркотиками». На вопрос, куда мы едем, они ответили: «Туда, где ты будешь разговорчивее». И вывезли меня в лес, где начали допрос с пристрастием. Сначала избивали битой, потом применяли электрошок. «Говори, что продал наркоту соседу!» — кричали бандиты, снимая меня на мобильный телефон. Но даже после того, как я сказал все, что они хотели, меня не отпустили: «С тебя тысяча долларов и машина. Или отнесем эту запись в милицию, и завтра ты сядешь». Что оставалось делать? Поехали ко мне домой, жена вынесла две тысячи гривен, которые у нас были. Пообещал преступникам, что завтра возьму кредит и отдам остальные деньги. Тогда же должен был переписать на них машину. Но, как только они ушли, мы с женой позвонили куму, который работает в милиции.


Другие пострадавшие сами в милицию не обращались — боялись, что будет только хуже. В беседе с журналистом «ФАКТОВ» они рассказывали страшные вещи: как их били по голове бейсбольными битами, подвешивали за ноги, стреляли в них из травматического оружия. Людей избивали до потери сознания, после чего начинали снимать на камеру.


 — Если бы мы не делали то, что они требовали, нас просто убили бы, — рассказывал еще один пострадавший, Андрей. — Меня вывезли в лесополосу, избили битой, после чего выстрелили в ногу из травматического пистолета. Видя, как я кричу от боли, бандиты смеялись. Они словно обезумели — казалось, соревновались, кто сильнее меня ударит. А потом начали бить по голове. «Прекратите, умоляю! — кричал я. — Отдам все, что у меня есть, и сделаю, что хотите. Только не убивайте! У меня двое детей и жена в положении». После этого я сказал на камеру мобильного все, что они мне приказали.


«Наши подзащитные не отрицают, что были жестоки с наркоторговцами, но они не занимались рэкетом»


В ноябре прошлого года резонансное дело начал слушать Деснянский районный суд Чернигова. За это время тему нежинских робингудов осветили все центральные издания и телеканалы. Один из телесюжетов, вышедший на канале «ТВi», поставил под сомнение версию милиции о том, что жертвы борцов с наркомафией не наркоторговцы, а порядочные предприниматели или в крайнем случае бывшие наркоманы, которые давно завязали. Решив убедиться, действительно ли в Нежине «нет ни одной наркогруппировки» (именно так в одном из интервью сказал руководитель областного управления УБОП), журналист телеканала попробовал лично сделать контрольную закупку наркотика. И у него это получилось. Корреспондент легко вышел на посредницу, которая в тот же день принесла ему отвар опиума и рассказала о том, кто является основным продавцом зелья. Одним из продавцов был тот самый «пострадавший» по кличке Ракета, чье признание есть на видео робингудов. По словам посредницы, Ракета до сих пор активно поставляет молодежи наркотики. И милиция, дескать, об этом знает.


 — Несколько дней назад у Ракеты дома был обыск, — рассказала телеканалу посредница. — Нашли там, по-моему, мак. Но он продолжает торговать. Милиция все это знает. Кадры из ОБНОНа не поменялись: все те же Валера, Саша. Каждый наркоман их знает, общаются на ты.


Практически на каждом судебном заседании было много людей. Поддержать подсудимых приходили родные, друзья и представители общественных организаций.
поддержка Нежинских Робингудов
Местные жители и представители общественных организацийвстали на защиту народных мстителей
Потерпевших приводили сотрудники милиции — как объяснили правоохранители, таким образом им обеспечивали охрану. Вот только в суде большинство потерпевших наотрез отказались давать показания. Сказали судье, что боятся. Дескать, за это время им не раз угрожали неизвестные. «Я не скажу ни слова, — поджал губы пострадавший Игорь, который работает проводником поезда. — И ни на чьи вопросы отвечать не буду». Еще трое пострадавших не приехали в суд.


 — На том, чтобы они давали показания, судья особо не настаивал, — говорит адвокат подсудимых Александр Заруцкий. — Хотя допрос в суде — это очень важно. Ведь часто бывает, что, отвечая на конкретные вопросы, человек начинает говорить совсем не то, что написано в его первоначальных показаниях. Здесь же судья сразу сказал, что потерпевшие могут быть свободны — он примет во внимание показания, которые они давали милиции. Но самое интересное даже не это. Еще в ходе судебного следствия нам удалось доказать, что люди, которые выступают в деле потерпевшими, имеют непосредственное отношение к наркотикам. Несколько человек были за это судимы, а еще один умудрился оказаться свидетелем сразу в трех аналогичных уголовных делах. Каким-то образом он все время оказывался в автомобиле с человеком, который сбывал наркотики. Но почему-то ни разу не попал под подозрение правоохранителей. Когда мы предоставили суду доказательства того, что пострадавшие были судимы за наркотики, нам сказали: ну и что, человек мог встать на путь исправления и теперь все пострадавшие — добропорядочные граждане.
 — При этом судья регулярно подчеркивал, что Попович и двое других подсудимых ранее судимы, — рассказывает еще один адвокат подсудимых Екатерина Галенко. — Получается, что они встать на путь исправления не могли. Кстати, двое потерпевших, которые таки согласились дать показания, признались, что употребляют наркотики, и один из них был судим за их хранение. А вскоре в суд пришли результаты прокурорской проверки, где было написано, что ни тот, ни другой пострадавший «не употребляют наркотики и никогда не привлекались к ответственности».


Адвокаты много раз просили суд принять во внимание сведения о судимостях пострадавших и проверить их, но судья отклонял ходатайства. За месяц до приговора всех троих адвокатов подсудимых отстранили от дела — за то, что они часто не являются на заседания. Хотя о каждом своем отсутствии защитники предупреждали суд заблаговременно и предоставляли соответствующие справки.


Приговор суда был очень суровым. Владислава Поповича приговорили к 11 годам и восьми месяцам тюрьмы, его брат получил восемь лет заключения. Еще трое подсудимых — по девять и десять лет лишения свободы. Адвокаты подсудимых намерены оспаривать приговор.
Нежинские Робингуды
"Подсудимые не признают своей вины. «Действовать законными методами не получалось, — объясняли они. — Поэтому мы решили бороться с наркоторговцами по-своему»


 — Что касается вымогательства, которое вменяется нашим подзащитным, то здесь есть много нестыковок, — говорит адвокат подсудимых Николай Голодняк. — Наши подзащитные не отрицают, что были жестоки с наркоторговцами, но они не занимались рэкетом! Вымогательство доказать очень сложно, для этого должна быть как минимум диктофонная запись. В деле же, кроме слов пострадавших, доказательств этому нет. Кстати, подобная ситуация не так давно была в Житомире. Тамошних народных мстителей, которые тоже решили подобным образом бороться с наркоторговцами, в итоге обвинили в бандитизме и вымогательстве. Сейчас эти люди находятся в СИЗО. Буквально несколько недель назад та же участь постигла и членов ассоциации противодействия игорному бизнесу.
Тем временем в милиции и прокуратуре убеждены, что приговор вынесли справедливый.


 — На таких сроках настаивал поддерживающий обвинение прокурор, — рассказал «ФАКТАМ» начальник Черниговского областного управления по борьбе с организованной преступностью Александр Сылкин. — Вина обвиняемых полностью доказана. Что касается вымогательства, то все случаи у нас задокументированы, эти люди требовали со своих жертв деньги. На суде обвиняемые не переставали утверждать, что они боролись с наркотрафиком в Нежине. Могу вам сказать одно: в Нежине вообще нет наркотрафика. Опять-таки, даже если боролись: кто же борется такими методами? Выявили факт наркоторговли? Так напишите заявление в милицию. Подсудимые же решили избивать своих жертв до полусмерти. Но на дворе ведь не девяностые!


— Попович говорил, что неоднократно обращался в милицию, но у него не принимали заявления.
 — Такого быть не могло. К тому же он мог обратиться в прокуратуру, в СБУ. Есть много способов законно решить проблему. Участники группировки хотели одного — получить с людей деньги.
— Судя по доказательствам, которые предоставили адвокаты, пострадавшие действительно имеют непосредственное отношение к наркоторговле.
 — До этого у меня не было информации о том, что некоторые из них торгуют наркотиками. Сейчас мы работаем в этом направлении. Что касается названного пострадавшим по кличке Ракета сотрудника ОБНОНа, то он уже на пенсии. Не исключено также, что к наркоторговле причастен пострадавший проводник. Но это все равно не оправдывает подсудимых. Бороться нужно законными методами, а не рэкетом и избиениями.


Факты и комментарии