Разное → Морально-теоретические аспекты антитеррористической операции в Донбассе

Морально-теоретические аспекты антитеррористической операции в Донбассе

  757    Вадим Черный

 

Обо всем этом я много писал в Израиле и не думал, что придется это объяснять в Украине. Поехали.

Мораль применима только к отношениям внутри группы. Поэтому в книге, которую вы называете Библией, этические нормы постоянно упоминаются с субъектом "раеха" - твой ближний. Существуют этические правила по отношению к врагам: они прописаны отдельно и очень узки. (Поправка на аудиторию: Иисус говорил примерно то же, да и не мог говорить в тех условиях иначе. Притча о Добром самаритянине: даже сектант-самаритянин может стать ближним, если он сделал тебе добро. Вопреки популярному толкованию, в притче и намека нет на то, что ближним является каждый житель земли - это было бы очевидным и легко опровергаемым абсурдом.)

В гражданской войне, как и в любой другой войне, нет места морали. По определению, война ведется между группами. Участники войны с обеих сторон ощущают себя более различными, чем общими. Морали нет, есть определенные правила цивилизованного ведения военных действий.

С точки зрения этих правил, у правительственных войск перевес. Государство имеет монополию на насилие; именно поэтому Робин Худ - бандит, а не социальный работник. Полицейский имеет право стрелять в преступника; преступник не имеет права стрелять в полицейского. Эта монополия - продукт общественного согласия, на котором зиждется государство. Государство теряет эту монополию, только когда оно становится злодейским и утрачивает общественное согласие на свое существование; поэтому Евромайдан против донецких был легитимен. 

Правительственные войска были направлены в Донецк спустя полтора месяца после того, как власть в нем захватили вооруженные боевики; правительство не инициировало насилие. Войска были посланы коррумпированным, непрофессиональным, но легитимно избранным парламентом - законно. Повстанцы расположились в жилых кварталах, оборудовали огневые точки в жилых домах и воевали без шевронов - то есть, террористы. Насилие правительства по отношению к террористам несомненно вызывает сопутствующие потери. Пока эти потери именно сопутствующие, пока правительство старается минимизировать их в ходе боевых операций, действия правительства, приводящие к потерям среди мирного населения, являются легитимными на основании доктрины двойного эффекта. Честные ошибки не меняют этой оценки. Другое дело - некомпетентность командиров, приводящая к потерям среди мирного населения. За это командиров нужно отдавать под трибунал, а поставивших их политиканов - судить.

Возвращаемся к морали. Практически все национально-освободительные движения применяли методы терроризма. По другому вести войну с правительством невозможно. Мандела взрывал негров в Бантустанах, чтобы выкурить их в белые районы. Ганди руководил политическим крылом Конгресса; его боевое крыло занималось террором и сотрудничало с нацистами. Мы, евреи, смогли остановить арабский террор, только когда наши террористические организации стали взрывать арабов довольно массово; отсутствие такого террора сейчас провоцирует нашего мусульманского врага. Донецкие боевики не лучше и не хуже других. Они террористы - это мерзко, но это и неизбежно при их задачах.

Ярлыки, которые клеят на повстанцев, не обманут их. Они вводят в заблуждение остальное население. Повстанцы - не мерзавцы и бандиты, которых нужно убивать по моральным соображениям. Или мерзавцы и бандиты. Это не имеет абсолютно никакого значения. Есть реальные проблемы, которые необходимо решать.

Нужно запустить политический процесс. Автономная республика - да подавитесь ею, мы только сэкономим на дотациях. Русский язык - вы же Чехова не знаете; впрочем, разговаривайте на каком хотите. Референдум об отделении - да, если он растянут на два-три года, чтобы решение было взвешенным; насильно может быть мил только насильник.

Параллельно с политическим процессом необходимо усилить боевые действия. По двум причинам. Первое - мы не знаем, действительно ли боевики представляют тамошнее население, или же захватили контроль над ним. Пока это граждане Украины, правительство обязано защищать их от боевиков. Второе - слабость правительства на Донбассе гарантирует перекидывание конфликта в Одессу. Почему не побегать с автоматом, если это безопасно? Где еще донецкий гопник, русский неонацист или терской казак почувствует себя хозяином жизни - на самом деле, хозяином многих жизней? Месяц назад он жрал пиво под забором, а сейчас допивает виски, оставленный в СБУ или усадьбе олигарха.

Пацифисты, сепаратисты и здравомыслящие домохозяйки будут сейчас кричать о необходимости прекратить бойню. Ни в коем случае. Тем самым будет законсервирована победа повстанцев. Их русские хозяева получат сигнал: достаточно начать бойню, а украинское правительство всегда радо от нее отказаться. То есть, сдаться. И тогда восстание перекинется в Одессу.

Боевые действия необходимо вести компетентно, с привлечением опытных командиров. Мы равно обязаны уменьшить потери среди правительственных войск и среди гражданского населения. Что касается боевиков, то им необходимо открыть доступ на местные выборы. И если население их поддержит, то такой выбор следует уважать.