Разное → Анатомия беспредела

Анатомия беспредела

Несколько раз пришлось общаться с людьми, или просто присутствовать в компании людей, которые вели речи либо о решении конкретного вопроса, на высоком уровне, либо вообще, о принципах «решений». Из всего этого, еще лет 10 назад, сложилось представление о том, как работало знаменитое «телефонное право». Обычно, под этим понятием подразумевают звонок начальства, указывающий на тот или иной исход конкретной проблемы, подведомственной какому-то органу. Но это – концовка самой схемы, самая простая и линейная ее часть. Куда важнее то, что привело к этому звонку «сверху». А дальше цепочка выглядела примерно так. Этому самому начальнику, не обязательно звонил высший начальник. Чаще всего, его просил «повлиять», человек его же уровня. Чаще всего, они знакомы по различным конференциям, семинарам или торжественным заседаниям, по случаю каких-то праздников. Что характерно, именно на этом уровне, деньги уже не ходили. Просто за этот звонок, его коллега становился должен услугу, и все. Там, наверху, этого было достаточно.

Поэтому, просителю надо было найти подход не к конкретному начальнику какой-то структуры, а на уровень. Вот этот выход мог стоить больших денег, если речь не шла о родственных связях. То есть, четко работал принцип «услуга за услугу». Эта система настолько устоялась и так четко работала потому, что ее начало было положено еще в конце 90-х. Тогда была проведена масштабная операция по ликвидации параллельной системы власти, базирующейся на бандитах и на их понятиях. Та система довольно успешно проработала более десятилетия. В общем, «воровская крыша» была разгромлена жестко и бесповоротно, а вакуум заняли «менты» и чинуши. Сам принцип «крыши» не умер, но трансформировался и крыша переехала в кабинеты чиновников. Вместо «быков» — ударных команд бандитских группировок, вправляющих мозги непонятливым пациентам, появился «Беркут», с теми же быками, лексикой, повадками и методами воздействия. Не удивительно, что в гаражах «Беркута» были организованы места для пыток, где «лохам» поясняли правила игры. В отличие от бандитов, широко использовавших «термические» аргументы, беркута тяготели к электричеству, ибо оно почти не оставляло следов. Это был важный момент, поэтому «слоник», «лом» и прочие инструменты «воспитания», получили широкое распространения, вытеснив арсенал бандитов.

Так что система вполне оформилась в одну огромную ОПГ, которая действовала по не писанным правилам, а по устным договоренностям, которые следовало исполнять. Поскольку избежать споров невозможно, а в суд не пойдешь, ибо суть договоренности и ее форма, находились далеко за правовым полем, то был наработан свой инструментарий воздействий. «Беркут» — брутальная и финальная стадия воздействия. А до нее, нарушитель мог лишиться своего имущества, свободы, а часто и здоровья. Причем, все делалось на грани анонимности. То есть, формально воздействие приходило либо в плане проверок, с обнаружением каких-то нарушений в бизнесе или, если речь шла не о бизнесе, а автомобиле отступника находили наркотики или оружие. Те, кто в теме понимали причинно-следственную связь этих мероприятий и делали выводы: либо играем по правилам, либо имеем проблемы.

Как это ни странно, система и «бандитской», и «ментовской» крыши работали довольно четко и предсказуемо. Те, кто вынужден был интегрироваться в ее орбиту, вполне могли просчитать риски и последствия тех или иных действий. Причем, система не только принуждала подстраиваться под нее окружающих, но и плавно регулировала собственную структуру. Так, бандиты жестко карали «беспредельщиков», которые выходили за рамки негласной договоренности и своими действиями подрывали устойчивость системы. Даже заходя на «тюрьму», беспердельщики уходили в нижнюю касту и никогда не поднимались по внутренней иерархии. То же самое и с «ментовской крышей». Те, кто брали не по чину или игнорировали другие правила – попадались на взятке или с ними случались другие, иногда – летальные случаи. Львовского судью-«колядовщика» наверное все помнят? Так вот, колядовали практически все судьи, но этот – нарушил правила игры. Не он один.

И вот, после Революции, негласная система начала свою трансформацию. В идеале она должна умереть и все должно выйти на «белую линию», но всем понятно, что за три года убить коррупцию – очень трудно. Теневая часть экономики еще довольно велика и в тени вращаются огромные деньги. Тем более, что война придала этому явлению новое свойство. Негласными каналами идет финансирование различных политических и общественных структур, СМИ и отдельных деятелей. Так, Москва гарантированно финансирует пул «экспертов», которые кочуют по телеканалам и отрабатывают интересы РФ. Даже небольшие официальные гонорары их не пугают, ибо настоящие деньги они получают в тени. То же касается и мероприятий, проходящих прямо сейчас у стен ВР. Все финансируется «черным налом», через несколько посредников, чтобы невозможно было установить истинного заказчика цирка. Ибо тогда эти клоуны будут смотреться просто дико. Две недели центр города «лежит» в пробках потому, что небольшой кучке ублюдков, надо демонстрировать заказчику «работу» за его деньги.

Но тут возникает новая ситуация. Если довольно крупные суммы денег движутся по теневым каналам, без отчета и расписок, возникает соблазн «прилепиться к потоку». Это – не новая тема. Помнится, 100 лет назад, когда «Дедушка Ленин» пришел к власти, перспективы государства «рабочих и крестьян» были очень туманны и вождь пролетариата вполне допускал, что балаган придется свернуть и смыться в Германию, которая его профинасировала, или в нейтральную Швейцарию. Между прочим, до сих пор не очень понятно, куда ушли все средства, награбленные большевиками у «богатеньких Буратин», просто частных лиц и в других местах, включая церкви и прочие места. Тема закрыта тем, что все это было отправлено в качестве репараций Германии, а на самом деле – в качестве возврата денег на финансирование «революции». Тогда, в 1918 году, дедушка Ленин утверждал, что стране нужна передышка, чтобы восстановить хозяйство и нормальную жизнь, а для этого нужен мир. Но к 1921 году, хозяйство восстановлено не было, а вместо этого, страна погрузилась в голод, но мир уже нужен не был, и началась позорная война с Польшей.

Это позже стало известно, в этом промежутке времени, дедушка не сильно страдал от филантропии. Из награбленной добычи он лично, и его доверенные лица, отбирали самое ликвидное добро, в первую очередь – иностранную валюту и золото, после чего все это переправляли в Швейцарию, где размещали на счетах и в сейфах, оформленных на доверенное Ленину лицо. Дедушка ваял себе «золотой парашют», если бы вдруг его дурдом рухнул. Володя Ульянов, которому в 1918 году было всего 48 лет, мог спокойно отчалить в страну шоколада «Милка» и еще раз поменять фамилию, теперь уже с Ленин, на Монте Кристо и даже недорого прикупить себе титул графа. Финансовые основания у него уже были. Кстати, кто-то сейчас делает ровно тот же самый фокус.

Но Ленин оказался жестоко «кинутым» своим доверенным лицом. Оно решило, что дедушка себе еще наколядует, а графом будет он. Решил, и исчез вместе со всем дедушкиным добром. Именно поэтому, а не от пули эсерки Каплан, дедушку хватил жестокий кондратий.

Все это к тому, что если система еще или уже не работает как целостный комплекс, который вынуждает всех подчиняться неписанным правилам, то возникают ситуации, когда кто-то решает слишком сильно тянуть одеяло на себя и уходит в ту самую зону «беспредела», которая рано или поздно, но будет как-то компенсировать. Чем слабее сама система, тем жестче и показательнее будет ее реакция.

Этот нехитрый тезис, как никогда актуален именно сейчас. Этому способствует два фактора. Первый, безусловное ослабление теневой системы. Сейчас она, как минимум утратила свою целостность и предсказуемость. Сейчас уже не возможно точно просчитать, сколько может стоить «решение» какого-то вопроса, и вообще – можно ли его решить в принципе. Серьезным показателем этого положения, стали факты того, что чиновники, которые сидят на «рыбных местах», все чаще берут деньги, но не решают вопрос и денег не отдают. Такого не было раньше потому, что система должна была являть собой предсказуемую конструкцию, ибо завтра никто не понесет денег. По-видимому, чиновники решают, что «завтра» у системы нет, и это уже – «дембельский аккорд», а потому, можно не оглядываться на репутацию. Посему, ситуации с элементами «беспредела», могут иметь избыточно жесткую реакцию.

Второй момент – резко увеличившееся количество оружия и боеприпасов в «тени», а так же лиц, прошедших войну, и знающих, как его использовать. По слухам, появился даже некий рынок услуг, на котором можно найти исполнителя подрыва или поджега машины, офиса или чего-то подобного, наверняка есть и те, кто за определенный гонорар может подготовить и покушение на чью-то жизнь. Причем, расстрел беглого российского депутата в центре Киева, несколько отличается от того, что скорее всего, может быть использовано. Куда более вероятным, выглядит ситуация с убийством Шеремета или вчерашнем взрыве, где пострадал Мосийчук.

Не секрет, что существуют хорошо известные группы журналистов и депутатов, которые посувствовали ослабление теневой системы и уже не просто, иногда выступают по «беспределу», но сделали его основой своей теневой деятельности. Они посчитали, что их официальный статус дает им возможност устраивать «борьбу без правил», как  с точки зрения закона, так и с точки зрения неписанных правил. Кроме того, этот статус должен служить им как щит от неприятностей.

И тут возникает довольно забавная ситуация, чем дольше молчат правоохранители, вместе с Фемидой, тем больше вероятность того, что они получат компенсацию из тени. Тот же самый Мосийчук, почти открыто принимал участие в рейдерских операциях и в различных акциях, куда не надо было ы лезть вообще. И вот кто-то ему прислал привет. Но есть еще более яркие персонажи, которые сделали это своим бизнесом. Им следовало бы проведать коллегу и четко понять, что они вышли за рамки, как законов, так и понятий, а потому – вышли в пространство, где работают механизмы жесткой стабилизации системы по бандитскому варианту.

Тут нет ничего нового, ибо известно, что любое действие, вызывает противодействие. Чем дольше и глубже ты погружаешься в «беспредел», тем более фатальным будет обратное движение. Но это уже скорее – философия, абсолютно неведомая беспредельщикам, а значит, будет так, как будет.

источник